Skip to main content

Вельможко А. В. Английская морская блокада в Первой мировой войне

Морское право: актуальные вопросы теории и практики. Вып. 2. Одесса, 2005. С. 201-208.

Значение морской блокады в Первой мировой войне трудно недооценить. Блокада применялась практически всеми воющими сторонами, хотя в наибольших масштабах она применялась против блока Центральных держав. Не следует забывать и о том, что фактически блокаде подверглась и Российская империя.

Морская блокада — одно из средств ведения морской войны, заключающееся в преграждении военно-морскими силами одного из воюющих государств доступа с моря к побережью, принадлежащему другому либо контролируемому им, с целью прервать морское сообщение и дезорганизовать морскую торговлю. Морская блокада может распространяться на побережье или всю страну и в этом случае — на открытое море или даже нейтральные страны.

Оценки морской блокады в отечественной и зарубежной историографии различны — от признания блокады решающим орудием войны{1} до мнения о том, что она нанесла лишь некоторый экономический ущерб Германии{2}. Автор присоединяется к первой точке зрения на основании того, что Первая мировая война показала невозможность добиться победы традиционными для того времени военными методами. Таким образом, оставался лишь путь войны на истощение, одним из основных методов которого и стала блокада.

Блокаду можно расценивать как косвенные действия в области большой стратегии, которым нет возможности эффективно сопротивляться и которые не влекут за собой никакого риска, кроме того, разве что, влияние блокады сказывается не сразу{3}. Эффект

[201]

усиливался тем больше, чем дольше продолжалась блокада, и к концу 1917 г. центральные державы почувствовали его очень сильно.

Исходя из этого, морскую блокаду в Первой мировой войне следует рассматривать с трех сторон: блокада Антантой Центральных держав, блокада Англии в виде неограниченной подводной войны и блокада Центральными державами России, ставшая последствием ее географического положения.

В рамках статьи автор попытался осветить лишь английскую морскую блокаду как наиболее интересное с точки зрения международного права явление. Германская подводная война достаточно широко освещена в отечественной и зарубежной литературе и поэтому не рассматривается специально в данной статье. Блокада Центральными державами России, как уже сказано, была следствием ее географического положения и поэтому не представляет особого интереса с точки зрения международного права.

Характерно, что планы всех принявших участие в войне стран, за исключением Великобритании, не предполагали длительной войны и, следовательно, экономической блокады. Поэтому, в значительной мере, морская блокада стала следствием позиционного тупика, в который попали боевые действия на сухопутных фронтах.

В основе английскою плана войны лежали концепции Корбетта{4}, базировавшиеся на теории Мэхэна и Коломба, и, в свою очередь, изрядно модернизированные Фишером. Одной из основных предпосылок Фишера было быстрое поражение Франции па суше, что делало главным орудием борьбы против Германии британский флот.

К началу Первой мировой войны план выглядел следующим образом.

Основными задачами английского флота являлось достижение господства на море со всеми вытекающими отсюда последствиями. Главным средством этого считались линкоры-дредноуты и линейные крейсера, а методами достижения господства — генеральное сражение, к которому германский флот надо было принудить. Ведь германский флот намеревался дать сражение только в своих прибрежных водах, где он мог при неблагоприятных обстоятельствах в любой момент вернуться в базы. Требовалось средство, способное заставить немцев принять бой в условиях численного превосходства англичан.

Также предлагалась дальняя блокада, осуществляемая не менее, чем в 150-200 милях от германских баз — предполагаемой дальности ночного перехода немецких миноносцев и подводных лодок. Предлагалось и осуществление задач флота по методу «fleet in being» («флот оказывает воздействие одним фактом своего существования») а сочетании с «малыми активными операциями» — действиями легких сил. Этим преследовалась цель сохранения главных сил флота к моменту заключения мира для давления, как на побежденного противника, так и на союзников{5}.

Блокада была направлена прежде всею на прекращение морской торговли Германии. О степени зависимости страны от внешней торговли, и импорта в частности, наглядно говорят следующие данные:

Германская внешняя торговля (млн. марок) {6}

 Импорт% от импортаЭкспорт% от экспорта
Сырье5262,745,21719,915,8
Полуфабрикаты1246,110,71159,910,6
Готовые изделия1776,315,36642,261
Продовольствие3063,526,31362,212,5
Скот289,72,57,50,1
Итого11638,210010891,2100

[202]

Импорт в Германию из разных частей света {7}

Европа5889,3
Азия1049,4
Африка496,8
Америка2994,4
Австралия327,7

Импорт различных видов сырья {8}

Нефть80%
Каучук80%
Медь90%
Олово90%
Никель70%
Хлопок90%
Кожа70%

Германия не обладала достаточными запасами даже железной руды. Ее металлургия в большой степени зависела от ввоза руды из других стран. Так, в 1913 г. Германия вынуждена была ввезти 14 млн. т железной руды, главным образом из Франции и Швеции{9}. Немаловажным было то, что преобладающая доля собственной железной руды (75%) добывалась в аннексированной Лотарингии, которая в случае войны с Францией прежде всего подверглась бы нападению. Сельское хозяйство не обеспечивало Германию необходимым количеством продовольствия, и перед войной в страну ввозилось 1/3 потребляемой пшеницы и почти половину ячменя{10}.

В условиях, когда экономическая жизнь государств Европы, и Германии в частности, в значительной степени зависела от оживленной торговли с заморскими странами, большое значение имел морской торговый флот, особенно для колониальных государств. Самым многочисленным торговым флотом владела Англия. На 1 июля 1914 г. она имела 9240 парусных и паровых судов общим тоннажем 19 256,8 тыс. брутто-регистровых тонн (брт). Второе место занимала Германия, которая имела 2388 судов (в 3,9 раза меньше Англии) тоннажем всего 5459,3 тыс. брт (в 3,5 раза меньше Англии){11}.

Правовой основой морской блокады являлись положения Лондонской декларации о праве морской войны, принятые на Лондонской конференции 1908-1909 гг.{12}. Лондонская декларация не была официально ратифицирована британским правительством и поэтому с юридической точки зрения не имела силы для Англии. Этот шаг Великобритании стал причиной тою, что Декларация так и не вступила в силу как официальный документ и осталась, по сути, неофициальным набором пожеланий.

Интересно, что практически во всех исследованиях, в которых затрагивается тематика морской блокады в Первой мировой войне, содержатся обращения к тексту лондонской декларации, но отсутствуют прямые ссылки. Этим грешит даже исследование И. Н. Каверина, предметом которого является именно английская блокада.

В Лондонской декларации в очередной раз было подтверждено значение реальной блокады, и отрицалась «бумажная» блокада, не подкрепленная достаточным количеством кораблей{13}. Блокировать разрешалось только вражеское побережье{14}. Блокада считалась законной, если о ней были своевременно извещены власти блокируемых портов и нейтральные державы{15}. Разрешалось также использование воющими сторонами нейтральных портов.

Лондонская декларация предусматривала деление грузов на абсолютную и условную контрабанду, а также неконтрабанду.

И состав абсолютной контрабанды входили товары военного назначения (оружие, боеприпасы, порох и т. п.) Она подлежала захвату и конфискации в любым случае, даже если пунктом назначения судна служил нейтральный порт{16}.

Условная контрабанда включала в себя предметы «двойного» назначения, пригодные как для военных, так и для гражданских нужд (продовольствие, фураж, одежда, топливо и т.п.). Условная контрабанда подлежала конфискации в случаях, когда в Документах не указывалось гражданское предназначение груза или же пунктом назначения судна служил укрепленный порт неприятеля{17}.

В состав неконтрабанды входили товары гражданского назначения (в основном сырье). Неконтрабанду нельзя было задерживать в любом случае{18}.

[203]

Предлагалось освобождение от захвата неприятельского тоннажа, в случае его перерегистрации в собственность нейтрального судовладельца. Это нововведение встретило решительные возражения британских военных и коммерческих кругов, противоречившие политическим и юридическим взглядам. Подобные передачи не были признаны Францией, Германией и Россией, хотя Британия и Америка допускали законность акта, если передача происходила до начала войны{19} или же после начала войны, не имея цели избежать последствий, вызываемых характером выполняемых судном перевозок{20}. Во время блокады не подлежали захвату каботажные и промысловые суда, а также суда, выполняющие научные, религиозные и «филантропические» задачи{21}, что не распространялось на суда, принимающие участие в боевых действиях{22}.

Задача блокады состояла в пресечении не только прямой торговли с Германией, — это было довольно проспим делом при господстве союзников на море, — но и косвенной. В отношении последней сложность заключалась в том, что для обеспечения эффективности блокады следовало направить ее и против нейтральных стран, виднейшее место среди которых занимали Соединенные Штаты Америки, объявившие нейтралитет 14 августа 1914 г.

4 августа 1914 г. британское правительство опубликовало списки товаров, которые были отнесены к контрабанде:

— абсолютная — вооружение, боеприпасы, порох, обмундирование, упряжь, седла, предметы лагерного оборудования, корабли и суда, самолеты и воздухоплавательные аппараты;

— условная — продовольствие, фураж, одежда, ткани, обувь, золото и серебро в монетах и слитках, топливо, смазочные материалы, взрывчатка для невоенных целей, оптическое оборудование и т.д.{23}

20 августа Англия объявила, что в целом согласна действовать в рамках Лондонской декларации. Необходимо отметить, что из великих держав Лондонскую декларацию не ратифицировала лишь Англия. Но уже 29 октября был опубликован дополнительный список, согласно которому многие товары, ранее входившие в категорию условной контрабанды, были включены а разряд абсолютной контрабанды. Это касалось, в основном, минерального сырья и цветных металлов. Такие дополнительные списки предметов и товаров исключительно военного назначения разрешались Лондонской декларацией{24}.

Характерно, что подобные действия Великобритании считались возможными в США. Там с самого начала понимали, что «союзники, и в первую очередь Великобритания, благодаря мощи ее флота, начнут задерживать и обыскивать нейтральные суда, которые могут везти контрабанду; было так же естественно, что они будут расширенно толковать понятие контрабанды»{25}.

Англия постаралась подкрепить свои действия рядом дипломатических мер. В ноябре 1914 — феврале 1915 гг. были заключены соглашения с Нидерландами и Скандинавскими странами о сокращении внешней торговли этих стран до объема внутренних потребностей и о запрете экспорте из них товаров, отнесенных к контрабанде. Был создан Нидерландский заморский трест для посредничества во внешней торговле. Все товары, завозимые в Голландию, поступали в его распоряжение, а потом распределялись внутри страны. Но этот трест быстро превратился в орган британского контроля. Подобные акционерные общества в конце 1914 года были созданы в Швеции и Норвегии, а в феврале 1915 года — в Дании.

4 февраля 1915 года англичане еще раз увеличили список контрабандных товаров. Воспользовавшись тем, что Германия объявила подводную войну, Англия в марте 1915 г. приступила к дальнейшему усилению блокады, запретив доступ в германские порты, все товары, направляющиеся в Германию и из нее, были объявлены контрабандой{26}. В феврале 1916 года в Англии даже было создано специальное министерство блокады,

[204]

которое координировало все блокадные действия. Тогда же появились особые «черные списки», в которые вносились фирмы прямо или косвенно оказывающие содействие Германии. 30 июля в него были внесены 85 американских фирм, что вызвало резкое недовольство в США.

Организацию блокады англичанам значительно облегчала сама география. Главные силы флота, базируясь на Скапа Флоу, контролировали выходы из Северного моря в океан. Кроме того, англичане имели базы в Кромарти, Розайте, Лох Ю, Лох Силли и в других пунктах. Перекрыть Ла-Манш и Дуврский пролив вообще не представляло никаких сложностей.

Несмотря на ряд принятых мер военного характера, довольно быстро выяснилось, что организовать действительное удушение германской экономики англичанам все-таки не удалось. Большое количество товаров импортировалось но суше из соседних нейтральных стран. Русское правительство отказалось организовать блокаду балтийского побережья Германии, поэтому важнейший путь импорта железной руды из Швеции действовал до последних дней войны И все-таки уже в феврале 1915 г. германское правительство было вынуждено взять под контроль снабжение населения продовольствием. Если армию еще удавалось кое-как снабжать, то в тылу постепенно наступал голод. С осени 1916 г. прекратилась выдача картофеля, основным продуктом стала кормовая брюква. А в 1917 году средний рацион сократился до 1700 калорий при необходимом минимуме 3000 калорий{27}.

Союзная блокада вызвала резкое сокращение прямого товарооборота между США и Германией. Так, за первые 9 месяцев 1915 г. из США в Скандинавские страны и Голландию было отправлено товаров на сумму 274034000 долларов, что более чем в два раза превышало размеры американского экспорта в эти страны в 1913 г.{28} Однако торговля между двумя странами не прекращалась, так как американские грузы стали проникать в Германию через европейские нейтральные страны Соединенные Штаты вплоть до февраля 1917 г. снабжали Германию продовольствием и остродефицитным сырьем, пользуясь посредническими услугами европейских нейтралов. Английская дипломатия в свою очередь воспользовалась нарушениями установленных норм морской войны, допущенными Германией, чтобы 3 ноября 1914 г. объявить все Северное море военной зоной и стеснить доступ к нейтральным портам в Нидерландах и Скандинавии, через которые шло еще довольно обильное снабжение Германии

Вступление США в войну (6 апреля 1917 г.) изменило характер блокады США, которые до сих пор старались сохранить торговлю с Германией, теперь выступили в качестве участника блокады. Как только Соединенные Штаты вступили в войну, американское правительство стало требовать от нейтралов прекращения всякой торговли с Германией. 15 июня 1917 г. Конгресс США вотировал закон о контроле над экспортом и запрещении вывоза определенных видов товаров в нейтральные страны. 6 октября 1917 г. Конгресс США принял закон, по которому запрещалась всякая торговля (прямая и косвенная) с неприятелем, устанавливалось право реквизиции имущества, принадлежащего гражданам страны неприятеля, запрещалась деятельность иностранных страховых обществ. После своего вступления в войну США требовали от европейских нейтральных стран прекращения торговли с Германией и запретили своим фирмам без особого разрешения правительства отправлять товары в эти страны. Были созданы органы для контроля над внешней торговлей США и нейтралов со странами вражеской коалиции, а также органы контроля над использованием капиталовложений за границей. США также ввели «черные списки», и американские «черные списки» были значительно шире тех, какие составляли страны Антанты и в частности Великобритания. По настоянию правительства США в конце 1917 г. в Лондоне был образован союзный комитет блокады, в функции которого входило решение вопросов рационирования внешней торговли в нейтральных странах.

Отношение нейтральных государств к английской блокаде было неоднозначным.

[205]

Американская нота от 26 декабря 1914 г. указывала на раздражение, вызванное в США новым типом блокады, установленной Великобританией, которая негативно воздействовала на законную торговлю между нейтральными странами и дана союзникам благоприятную возможность для закупки припасов для себя по сниженным ценам. Выражалось недовольство в связи с тем, что большое число кораблей с американским грузом, предназначенным для европейских стран были захвачено в открытом море и удерживалось в Британских портах. Правительство США предупреждало, что дальнейшее развитие дел может возбудить в США чувства, противоположные тем, которые так долги имелись между американским и английским народами{29} и считало, что английская блокада должна основываться на неукоснительном соблюдении и положений Лондонской декларации{30}.

Другие нейтральные страны в начальный период войны активно протестовали против английской блокады, считая это прямым нарушением их нейтралитета. Особенно активными на этом поприще были страны Скандинавии и Голландия — неудивительно, так как их интересы действительно страдали от блокады. Но затем позиция этих стран переменилась в пользу заключения соглашений об ограничении торговли, что происходило под сильным нажимом со стороны Англии.

В Германии и Австро-Венгрии английская блокада считалась изначально незаконным мероприятием, направленным, прежде всего, против немецкого народа, а не против ее вооруженных сил{31}. Такого же мнения придерживался и представитель русского флота при Гранд Флоте Г. К. фон Шульц{32}.

Лондонская декларация 1909 г., наряду с Гаагскими конвенциями 1899 и 1907 г. достаточно четко определила понятие и содержание блокады в международном праве. Сама блокада, проводимая в соответствии с положениями Лондонской декларации, имела бы чисто военную направленность и фактически не затрагивала гражданское население и экономику блокируемой стороны. В условиях кратковременной войны блокада не могла бы иметь серьезного экономического и политического эффекта и имела скорее декларативное значение.

Начавшаяся Первая мировая война уже в конце 1914 г. стала войной на истощение, в которой решающее значение принимала экономическая блокада той или иной воюющей стороны. Из всех принявших участие в войне стран только Англия изначально предполагала проведение блокады, и, прежде всего — экономической. Это дает нам основания утверждать, что Англия не предполагала кратковременную войну. Скорее наоборот, Англия готовилась к длительной войне, в которой главным ее оружием был флот. Именно поэтому Англия не ратифицировала Лондонскую декларацию 1909 г., так как ее содержание входило в противоречие с имеющимися планами войны.

Германия жестоко страдала от сокращения импорта, хотя он не был прерван в полном объеме. Оккупация Румынии в конце 1916 г. и части территории России в 1915 и 1918 гг. дали Германии значительные продовольственные и сырьевые ресурсы. Однако нехватка продовольствия в тылу решающим образом сказалась на моральном и физическом состоянии гражданского населения, вызвав увеличение смертности, рост болезней, падение производительности труда. Огромные потери стали причиной того, что уже к весне 1918 г. Германия испытывала проблемы с комплектацией армии, что вызвало уменьшение ее численности, в то время как численность войск союзников возрастала. В итоге поражения германской армии, постепенное затухание подводной войны в очень короткий срок привели к осознанию неизбежности окончательного поражения Германии. В ходе войны англичане постепенно отказывались от принятых на себя обязательств следовать положениям Лондонской декларации Блокада ужесточалась. Есть все основания утверждать, что после вступления в войну США блокада стала почти абсолютной. В то же время Германия и ее союзники сохраняли экономические отношения со странами Скандинавии, Голландией и Швейцарией, контролировали ресурсы оккупированных территорий.

[206]

Таким образом, проводимую союзниками блокаду Германии следует признать не соответствующей международному праву (Лондонской декларации). Тот факт, что Лондонская декларация не вступила в силу, не меняет положения — ведь сама же Англия первоначально придерживалась ее положений, а другие великие державы ратифицировали ее

Таким образом, английская блокада сыграла важнейшую роль в поражении Германии, хотя и не решающую.

Примечания:

{1} Лиддел Гарт Б. Х. Стратегия непрямых действий. М., 1999. С. 223-224, 393; Киган Дж. Первая Мировая война. М., 2001. С.453-454; Тирпиц А. фон Воспоминания. М., 1957. С. 319 и др.

{2} История военно-морского искусства. Т. 3. М.: Воениздат, 1953. С. 312-313; Каверин И. Н. За кулисами английской блокады. М., 1955; История первой мировой войны 1914-1918 гг. Т. 2. М., 1975. С. 554-555; Ерофеев И. Л. Англо-американские отношения и союзная блокада в 1914-1915 гг. // Исторические записки. 1947. Т. 21.

{3} Лиддел Гарт Б. X. Указ. соч. С. 225.

{4} Корбетт Ю. Некоторые принципы морской стратегии. М.,1932.

{5} История военно-морского искусства. С. 118-122, 142-143; История первой мировой войны 1914-1918 гг. Т. 1. М., 1975. С. 204-205.

{6} Каверин И. Н. Указ соч. С. 39.

{7} Каверин И. Н. Указ. соч. С. 39-40.

{8} Каверин И. Н. Указ. соч. С. 40.

{9} «Весь мир». Всемирный экономический, финансовый и политический справочник. М., 1925. С. 255.

{10} Вольф М. Б., Клупт В. С. Статистический справочник по экономической географии капиталистического мира. Изд. 3-е. С. 190-192, 197, 198, 200-202.

{11} Капиталистические страны в 1913, 1928-1934 гг. Приложение к сборнику «Социалистическое строительство СССР». М., 1935. С. 110-111.

{12} Лондонская декларация о праве морской войны / Международное право в избранных документах. Т. 3. М., 1957. С. 151-161.

{13} Лондонская декларация о праве морской войны. Ст. 2.

{14} Лондонская декларация о праве морской войны. Ст. 18.

{15} Лондонская декларации о праве морской войны. Ст. 9-12.

{16} Лондонская декларация о праве морской войны. Ст. 22

{17} Лондонская декларация о праве морской войны. Ст. 24.

{18} Лондонская декларация о праве морской войны. Ст. 28.

{19} Лондонская декларация о праве морской войны. Ст. 55.

{20} Лондонская декларация о праве морской войны. Ст. 56.

{21} Гаагская конвенция о некоторых ограничениях в пользовании правом захвата в морской вой / Международное право в избранных документах. Т. 3. М., 1957. С. 147-148. Ст. 3-4.

{22} Гаагская конвенция о некоторых ограничениях в пользовании правом захвата в морской войне. Ст. 3, 8.

{23} Каверин И. Н. Указ. соч. С. 55.

{24} Лондонская декларация о праве морской войны. Ст. 23, 25.

{25} Архив полковника Хауза. Т. 1. М.,1937. С. 97.

{26} Каверин И. Н. Указ. соч. С. 88-92.

{27} Каверин И. Н. Указ. соч. С. 119-121.

{28} Гершов З. М. Вудро Вильсон. М., 1983. С. 144.

[207]

{29} Усатюк Д. В. Позиция США по вопросу английской морской блокады Германии в годы первой мировой войны // Сибирь в системе международных связей. Сборник научных статей и материалов / Под. ред. профессора В. П. Зиновьева. Томск, 2000.

{30} Гершов З. М. «Нейтралитет» США в годы первой мировой войны. М.,1962. С. 52.

{31} Шеер Р. Германский флот в мировую войну. М., 2003. С. 322-330; Чернин О. В дни мировой войны. М.-Пг., 1923. С. 147-148.

{32} Шульц Г. К. фон. С английским флотом в мировую войну. СПб., 2000. С. 13-15, 87.

[208]